Sagitta (sagitta) wrote,
Sagitta
sagitta

Category:

Ретроспектива. Лица. Ксиомбарг.

Разбирая сумку со старыми сувенирами, наткнулась на трупик плюшевого тигренка, подаренного мне королевой Ксиомбарг много лет назад. Услужливая память немедленно перенесла меня в тот далекий девяносто-не-помню-какой-год.

У меня была масса знакомых (тусовка к этому располагает), много приятелей, несколько друзей. Но имя Ксиомбарг в этом списке стоит особняком. Она была - Королевой, а к королевам неприменимы ярлыки простых смертных.


Я не осмелюсь назвать ее другом. Но ни к кому у меня не было (и, наверное, уже не будет) такого трепетного отношения. История нашего знакомства была частью Сказки - от первой буквы до последней ноты. И началась она задолго до того, как я впервые увидела Кси. Началась со стихов. Сказать по правде, 99% стихов в "Сороке" не вызывали у меня даже желания дочитать их до конца, не говоря уже о более сильных чувствах. Почетный 1% делили между собой Рисачев и Ксиомбарг. И если Алька был просто мальчишкой-из-соседнего-подъезда, то о Ксиомбарг я могла говорить только в возвышенных тонах. Нет, я, конечно, знала, что Ксиомбарг - реальный человек. Более того, кое-кто любил рассказывать о своем личном с ней знакомстве, чтобы подразнить меня. Но мне ни разу не пришла в голову мысль попросить меня представить. С королевами дружбу не водят.

Но судьба решила все взять в свои руки. Однажды я обнаружила в своем абонентском ящике письмо от Ксиомбарг. Это было так нелепо и невероятно, что я перечитала обратный адрес еще раз. Надпись никуда не исчезла. Разумеется, я не удержалась, вскрыла письмо и прочитала его прямо на почте, сидя на каменном полу перед рядами абонентских ящиков. Кси говорила о Дороге. В это тоже было трудно поверить, потому что именно о Дороге я и хотела поговорить. Тогда я еще не знала, что моя Сказка идет своим чередом независимо от моей воли и нужные люди находят меня сами...

Через месяц Ксиомбарг пригласила меня в гости (не совсем к себе, но для истории это неважно). Мы просидели до утра на крохотной кухне, пили крепкий кофе, курили и болтали. Точнее, как и положено по субординации, говорила в основном Королева, а я благоговейно слушала и старалась не удивляться. Кси рассказывала истории из собственной жизни. Я до сих пор не знаю, что из рассказанного в ту ночь было правдой, а что - красивой сказкой, выдуманной Кси для себя. Но в те дни вокруг нас было вполне достаточно мистики, чтобы любой бред мог оказаться правдой.

Подтверждение тому - история со стихами. Однажды я отослала Кси свое стихотворение, сопроводив его комментарием, что оно слегка напоминает мне одно из произведений самой Ксиомбарг. Ответ пришел через пару дней (т.е. практически мгновенно, учитывая скорости бумажной почты). "С ума все ж-таки по одиночке сходят, это только гриппом вместе болеют", - пыталась убедить себя потрясенная Кси. В письме она приводила другое свое стихотворение, написанное за год до моего. Сходство было просто невероятным. Если бы я не знала, что стихи были написаны разными людьми - да что я говорю, если бы я не являлась автором одного из них! - я бы решила, что это разные переводы на русский одного и того же стихотворения. Подобных совпадений - может быть, чуть менее впечатляющих - в нашей Сказке было еще предостаточно.

Последняя встреча с Ксиомбарг тоже была своеобразным подарком судьбы: Кси познакомила с песнями Калугина, о котором я к тому времени не слышала. Завершающее звено в цепочке моих ассоциаций с Королевой: весна, вечер, полнолуние. Я влюблена. Голос Калугина в наушниках странным образом попадает в такт биению сердца, усиливая мои чувства многократно, и я готова умереть от беспредельного счастья...

Когда мы встретились, Кси было 25 - на два года меньше, чем мне сейчас. Но она так и осталась для меня - старше на целую вечность.

Эпилог
Несмотря на некоторую эпитафичность повествования, Ксиомбарг до сих пор живет и здравствует (во всяком случае, я на это надеюсь - я не видела ее уже много лет). Что до моего нынешнего отношения к ней... я была бы рада случайной встрече. Поговорить о погоде, о детях, об общих знакомых, вспомнить старые добрые времена (ну как же без этого!) Но это все не то. Образ Королевы потускнел и истерся. Моя влюбленность, свидетелем которой был тот весенний вечер, счастливо продолжилась (и, надеюсь, будет длиться еще очень долго). Но человек, которого я люблю, не оставляет в моей жизни места для мистики.

И самое главное. Эта эпитафия посвящается памяти маленького плюшевого тигренка (трупик которого я, конечно же, выбросила в мусоропровод). Дорогой друг! Где бы ты ни был, знай: в моем сердце всегда найдется для тебя немного места.
Tags: люди вокруг меня, ретроспектива
Subscribe

  • о погоде изнутри и снаружи, часть 2

    Я иногда думаю, что моя главная жизненная - не побоюсь этого слова, кармическая - задача - перестать беспокоиться и начать жить. Вот даже Амазон…

  • (no subject)

    Последние пару дней я играю в “Случайный план-2015” у Хло. Часть моей френдленты тоже играет, и я регулярно вижу чужие виш-случайности. Читаю с…

  • Американский дневник. Шок - это по-нашему.

    Как я уже где-то упоминала, у меня характер трепетной фиалки низкий уровень стрессоустойчивости: я с трудом адаптируюсь ко всему новому.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments

  • о погоде изнутри и снаружи, часть 2

    Я иногда думаю, что моя главная жизненная - не побоюсь этого слова, кармическая - задача - перестать беспокоиться и начать жить. Вот даже Амазон…

  • (no subject)

    Последние пару дней я играю в “Случайный план-2015” у Хло. Часть моей френдленты тоже играет, и я регулярно вижу чужие виш-случайности. Читаю с…

  • Американский дневник. Шок - это по-нашему.

    Как я уже где-то упоминала, у меня характер трепетной фиалки низкий уровень стрессоустойчивости: я с трудом адаптируюсь ко всему новому.…