Sagitta (sagitta) wrote,
Sagitta
sagitta

Как я не стала лингвистом

Вспомнилось почему-то, как я поступала (или точнее "проваливалась") на филфак летом 96.

Зашла я, прямо скажем, с козырного туза: ухитрилась написать сочинение по "Черной Книге Арды". Пояснение для тех, кто не в теме: ЧКА - это апокриф к "Сильмариллиону" Толкина, написанный двумя девушками из толкиновского фэндома (в принципе, этого уже достаточно, чтобы осознать нелепость моего поступка) и преподносящий историю Средиземья с точки зрения Темных Сил. (Ну, вроде того, что Мелькор с Сауроном хотели как лучше, а получилось как всегда.) И, как будто этого было мало, свой текст я щедро приправила цитатами из песен Мартиэль ("Из последнего боя никто не уйдет живым. Кровь у Света и Тьмы одна, и она красна.") Согласитесь, потрясающее ноу-хау - иллюстрировать сочинение по одному произведению цитатами из другого.


Почему из шести тем я выбрала свободную, а из моря современной литературы - ЧКА? Понятия не имею ("Не смогла сдержаться", - написала я тогда в своем дневнике. И не спрашивайте, что это значит.) Но отчетливо помню, как меня несло. Мысли путались, опережая друг друга, и пальцы дрожали в попытке за ними угнаться. Никогда больше мне не доводилось писать официальных работ в состоянии такой лихорадки, леденея от ужаса и сгорая от восторга, понимая, что совершаю величайшую глупость, - и не в силах остановиться.
Потом я шла по Дворцовому мосту, задумчиво курила и медленно осознавала тот факт, что вылетела с дистанции на первом же круге. (Писать сочинение на филологический по фанфику? О, мадемуазель знает толк в извращениях. А почему мадемуазель не пришла на экзамен в занавеске вместо плаща и с ковыряльником в руках? Занавески нет? Ну, это же не повод отказывать себе в удовольствии!)
Хотя была в этом толика какого-то болезненного облегчения. Наверное, так чувствует себя смертник, которому объявили, что казнь, назначенная на "через месяц", уже состоялась. И еще было безумно жалко, что текст остался у приемной комиссии. (К слову сказать, я до сих пор об этом жалею. Из всего, что я когда-либо писала, то сочинение наиболее близко подходило к понятию "литературная рецензия".)

Мне поставили четверку. (...со стороны Главной площади донесся стук плотницкого топора. Строительство эшафота продолжалось...)

Устный экзамен по литературе обернулся катастрофой. Билет включал в себя два вопроса. На первый - кажется, что-то по творчеству Чехова - я ответила более или менее внятно. Второй был по есенинской "Анне Снегиной", о существовании которой я разве что слышала краем уха. Мне влепили "трояк", сопроводив это утешающим комментарием:
- На первый вопрос вы ответили неплохо. Но "Анну Снегину" обязательно прочитайте. Стыдно не знать классику.
- Непременно! - заверила я (в тот момент я бы и Плутарха в оригинале пообещала прочесть, не моргнув глазом).

Ужасала меня не тройка сама по себе, а то, что о ней придется рассказать NN, которого я считала человеком умным, начитанным и вообще большим интеллектуалом. Как ему признаться в таком позоре? "Вот парадокс, - писала я в дневнике. - Ради филфака я готова отказаться даже от симпатии NN, хотя поступаю туда отчасти для того, чтобы завоевать эту симпатию." Три дня я скрывалась, и мои недоумевающие родственники сообщали телефонной трубке, что меня нет дома. Но неотвратимо настала суббота - день казни тусовочный день, и NN, конечно же, спросил о моих успехах на экзамене.

- Тройка, - пренебрежительно отмахнулась я, как будто речь шла о размере груди, а вовсе не о главном поражении моей жизни. - Я не читала "Анну Снегину".
- А что она написала? - удивился интеллектуал NN.
"И почему я всегда влюбляюсь в таких... не тех?" - тоскливо подумала я.

Кстати, "Анну Снегину" я прочитала - это стало делом чести. И месяцем позже, когда я снова пыталась поступить на филфак - теперь уже на вечернее - мне попался тот же билет.
- На второй вопрос вы ответили неплохо, а Чехова обязательно перечитайте, - флегматично сказал экзаменатор, выводя в ведомости жирный трояк.
Не знаю, каким чудом мне удалось сдержать истерический хохот.

Но самым постыдным разгромом стал экзамен по истории. Вообще, история мне никогда особо не давалась: цифры и даты не желали укладываться в голове. Но в школе обычно удавалось вырулить за счет умения свести все к более общей теме. (Особенно запомнилось, как в 11 классе я минут десять распиналась про молодежные субкультуры, хотя спрашивали меня, кажется, о предпосылках перестройки. Поставили пять - видимо, за наглость. Все равно отвечать больше никто не рвался.)
Вопрос по XX веку попался о самой что ни на есть современности, и я даже немножко расслабилась (это вам не русско-финская война) - совершенно, как оказалось, напрасно:
- Кто сейчас глава правительства Российской Федерации? - первым делом поинтересовался экзаменатор.
- Ээээ... Ельцин? - неуверенно предположила я. (Надо сказать, политическую систему РФ я и по сей день представляю довольно слабо.)
- Света, - экзаменатор устало вздохнул. Я была у него последней. - Как вы думаете, что я могу поставить, если вы даже этого не знаете?
(Справедливости ради замечу, что через месяц я сдала историю на четверку, но этого, само собой, не хватило для проходного балла.)

Так у меня не сложилась дружба с филфаком. В моем дневнике по этому поводу есть оптимистичная запись:
"23.08.96
Сегодня в 11.30 я сдала последний экзамен. УРА. Приключения продолжаются."
Tags: люди вокруг меня, ретроспектива
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments