Tags: США

о погоде изнутри и снаружи, часть 2

Я иногда думаю, что моя главная жизненная - не побоюсь этого слова, кармическая - задача - перестать беспокоиться и начать жить. Вот даже Амазон что-то подозревает: в списке “Recommended for you” он предлагает мне книгу “The Subtle Art of Not Giving a F*ck” (что-то вроде “Тонкое искусство пох*изма”), хотя я не давала ему повода.

На самом деле жизнь с повышенной тревожностью похожа на увлекательный квест: каждый день новое приключение.
Я тут давеча упоминала, что у нас в пятницу с утра было минус шестнадцать, но это уже к утру потеплело. А накануне вечером природа щедро отсыпала все минус девятнадцать и ужасной силы ветер. В городской многоэтажке - за толщей стен, в уютной тиши стеклопакетов - такой ветер становится разве что поводом для разговоров: мол, слышишь, как завывает, давненько такого не было. Совсем не то - в сельском доме шестидесятых годов постройки. В стенах то и дело что-то стонет от перепада температур, пластиковый сайдинг трещит, в воздуховодах что-то нервно дребезжит - того и гляди стены разлетятся как спички, фундамент развалится, крышу сорвет ветром, привет, Дороти, ты больше не в Канзасе.
А еще у нас в окно растет дерево - ну, скажем, пихта. Одной стороной она, как и положено приличному дереву, пушистится веточками, а другой тесно прижимается к нашей спальне. И каждый раз, когда поднимается ветер, эта пихта скребет когтями по стене и отчаянно стучит в стекло. Я ее понимаю. Когда на улице минус девятнадцать и ветер 10 метров в секунду… в общем, я бы тоже скреблась и стучала. Но не могу же я впустить в спальню пятиметровую пихту! Так мы с ней и боялись вместе: я изнутри, она снаружи.
В 11 вечера мне кое-как удалось заснуть, сунув голову между двумя подушками. А в полночь меня подкинуло в кровати: провода! У меня же на улице провода в розетку воткнуты! Рождественский декор, все такое. Такой ветрище - что если… (тут внутренний паникер немножко считерствовал, потому что так и не придумал, что конкретно может случиться. Но непременно что-то ужасное! Короткое замыкание, пожар, мучительная смерть.)
Ну что делать. Не спать же, когда такой ужас грядет, верно? Натянула джинсы на пижаму, сунула ноги в ботинки, голову в шапку, все остальное в юникло, взяла фонарик и отправилась в приключение. На улицу в смысле. Выдернула штепсель из розетки. Вернулась домой. Разделась, упала в кровать и заснула сном младенца без всяких дополнительных ухищрений.
Кстати, ветер сразу затих. Думаю, дело в штепселе. Стопудово.

***
А Сегодня ночью у нас была гроза и ливень; сейчас, 18 декабря, на улице плюс тринадцать. Вся эта фраза настолько прекрасна, что я даже не знаю, в каком месте ставить междометие “Карл!"

о погоде изнутри и снаружи

Местные подростки невероятно морозоустойчивы. Или упрямы. Или и то, и другое. Помнится, я когда-то в начале ноября хвасталась: у нас, мол, еще тепло, дети в шортах ходят. Но вот позавчера, например, стукнуло минус девять, а они все равно ходят в шортах. Не все, но некоторые. Оно и понятно: гардероба в школе нет, все, что ты с себя снимешь, придется упихать в шкаф размером чуть больше обувной коробки (а в нем, на минуточку, уже лежит рюкзак, шесть байндеров, пенал, пустые упаковки из под печенья, куча ненужных бумажек, фотографии футболистов любимой команды, скрипка, футбольный мяч, библиотечные книжки…) Короче, вы поняли: для теплой одежды места нет, приходится оставлять ее дома.

Вот и мой персональный подросток тоже. Морозоустойчивость и упрямство - наш девиз с рождения. (В возрасте одного месяца он еще не умел иронично изгибать бровь при виде теплого комбинезона, поэтому выражал свое недовольство незамысловатым воплем. Это тоже работало.) Максимум, на что мне удалось его уговорить, это юникловский пуховичок, который сворачивается до размеров носового платка и прячется в подпространственный карман. В пятницу у нас тут внезапно случилось минус шестнадцать. Я обеспокоилась.
- Ребенок, - говорю, - может, наденешь вторые носки? Ну кто ходит в минус шестнадцать в тряпочных кроссовках?!! - (правильный ответ: почти все американские мальчишки старше 11 лет; но Тема дипломатично мне на это не указывает). - Или теплую куртку? Или шапку хотя бы? А хочешь я тебя с автобуса на машине встречу? И не забудь телефон! Звони, если что!
Ребенок на все вопросы со стоическим спокойствием отвечает “Нет”. И только когда я начинаю задавать их по третьему разу, деловито интересуется:
- Мам, ты точно все самые ужасные сценарии рассмотрела? Давай проверим еще раз, - и, загибая пальцы, начинает проверять: - Ребенок отморозит себе ноги, ребенок замерзнет насмерть, его собьет машина, на него упадет метеорит… Что еще мы забыли?
Тут я понимаю, что надо бы возмутиться пренебрежением к материнскому беспокойству, но не могу. Одновременно ржать и возмущаться - до таких высот мультитаскинга я еще не доросла.
Он потом приходит домой после школы: с красным носом и слегка запыхавшийся. От автобуса бежал бегом. (Потому что, блин, в минус шестнадцать в кроссовках реально холодно!)
- Знаешь что, сын, - говорю я. - Мне иногда кажется, что ты - мой персональный челлендж, посланный специально для того, чтобы я научилась отращивать дзен.
- Обращайтесь, - великодушно предлагает ребенок.

О жизни, коучинге и немного о политике.

Одно из самых прекрасных и удивительных событий, случившихся со мной за три месяца в Массачуссетсе - это встреча с Эми и ее дискуссионная группа. Но чтобы понять, насколько оно удивительное, нужна небольшая предыстория. Дело в том, что в последние годы значительная часть моей профессиональной жизни посвящена коучингу. Collapse )

Жизнь в Америке. Английский для взрослых.

Английский язык и мои с ним взаимоотношения - это, пожалуй, то, что доставляет мне в Америке больше всего впечатлений. Как позитивных, так и не очень.
С одной стороны, мне регулярно делают комплименты и спрашивают, где я учила язык. Особенно когда узнают, что я живу тут всего три месяца. Это чертовски приятно, что и говорить. Каждый раз после такого комплимента мне еще несколько дней кажется, что говорю я вполне бодро и бегло ;)
С другой стороны, Collapse )

Хэллоуин

Вчера мы пережили наш первый Хеллоуин в США. Все выжили! При праздновании ни одна тыква не пострадала.

1. Вечером после Хеллоуина.
На этом месте авторским замыслом предполагалась Концептуальная Фотография: Дарт Вейдер держит две огромных миски с конфетами, а на черном фоне белая надпись “Come to the dark side, we have candies”. Но Дарт Вейдер сбежал доигрывать в шестую “Цивилизацию”, а потом понабежали трикотритеры* и все конфеты съели.
Теперь Концептуальная Фотография демонстрирует концепт: “Не все в жизни идет в соответствии с авторским замыслом” ;)
Collapse )

Осень в Новой Англии

Четвертую неделю я хочу написать про местную осень, но не могу. Перехватывает дыхание, немеют пальцы и вообще вся я в целом превращаюсь в ту девочку, которая до сих пор бегает в каске и улыбается. Хорошо, что уже пару дней наконец-то плохая погода и меня немножко отпустило ;)

В общем, ребята, я вот вам что скажу: Collapse )

Жизнь в Америке. Школа. Английский как иностранный.

В Америке к эмигрантам и вообще иностранцам относятся лояльно. (Ну, не все, не всегда, и не ко всем, но в целом и в среднем - нормально.) Тут намешано столько разных кровей, стран, национальностей, акцентов, что это стало нормой. Помню в первые дни, когда я еще встречала Тему на пороге школы, у меня рябило в глазах от многообразия цветов кожи, волос, разных типов внешностей. Наверное, типовая американская внешность тоже существует (рост метр восемьдесят, размах плечей метр, улыбка еще шире, капитан бейсбольной команды), но она тут явно в меньшинстве ;)
Collapse )

Жизнь в Америке. Школа: организационные моменты.

Как я уже говорила, организация учебной деятельности в американской школе довольно сильно отличается от российской, поэтому Теме (ну и нам, чего уж там) пришлось долго привыкать, а кое к чему так еще и не привыкли. Collapse )

Жизнь в Америке. Школа (начало).

Подготовка
Когда мы приехали в Штаты, до начала сентября оставалось всего ничего, поэтому одним из приоритетных дел (сразу после покупки кроватей ;)) было устройство ребенка в школу. В школу мы не дозвонились, зато дозвонились до тетеньки из местного муниципального отдела образования, занимающейся вопросами не-англоговорящих студентов. Она нам и сказала, что в любом случае сначала нужно идти к ней, а уже потом в школу. Но к ней нужно идти не с пустыми руками, а с кипой документов: справкой от врача, переводом личного дела, заполненными анкетами и документами, подтверждающими, что ребенок действительно проживает в районе, приписанном к школе.

Так что следующие несколько дней мы были заняты походом по врачам и бумажной работой. (Сейчас я с легкой ностальгией вспоминаю это время: мы только-только въехали в дом, у нас еще не было почти никакой мебели, кроме тех самых кроватей, кондиционер не работал, в доме стояла страшная жара; мы сидели на крылечке - единственном месте, где можно было поймать тень, - и на коленках заполняли многочисленные школьные анкеты.)

Collapse )

Жизнь в США, радости и сложности.

Я живу здесь, в США, почти месяц (без трех дней) и, кажется, начинаю немножко привыкать. По крайней мере, уже нет того удивления и тревожного чувства, что “все кругом незнакомое”, которое было в самом начале. С другой стороны, и радостное возбуждение от исследования нового тоже постепенно успокаивается по мере освоения территории.

Первые две-три недели у меня каждый день было что-то “в первый раз”:
Collapse )